https://i.ibb.co/1X5HpWH/1.jpg

Это один из самых древних видов хиромантий. Чтобы выяснить свое предстоящее, наши прародители порой обращались к своим праотцам. Они приходили на кладбища и в склепы и спрашивали у душ погибших родных: о чем тревожиться, на что надеяться? Являлось, что ушедшие в мир иной предпочтительнее осведомлены о направленностях и перспективах, чем ныне населяющие. Также, советуем подробное описание для каждого желающего.

Основное при этом, хорошо истолковать те знаки, которые покойные родные как бы подают в ответ на высылаемые запросы. Из этой классической уверенности в возможность контакта живых с умершими со временем появились целые обряды и веры. А еще, престижные увлечения и небесплатные прожекты.

Это гадание на фоне других видов общения с глухим миром считается самым безвредным и дешевым. Чтобы его исполнить, не надо нюхать мухоморы и впадать в транс, как варварские шаманы. Не надо вертеть блюдечко, вызывая дух Наполеона, как было модно в почтительных салонах XIX века. Не требуется прибегать к возможностям ученого прогресса, чтобы гарантировать аудио и визуальные проекции, которые так любят новые небесплатные медиумы.

Для вышеуказанного гадания довольно установить на столе пустопорожний аквариум округлой формы. И опустить в него 100 шпаргалок с умными мыслями, сформулированными много тысячелетий назад классическими греками и римлянами. Все-таки мы причисляем себя к общеевропейской цивилизации. А она своими истоками уходит в античность. Недаром миксолидийский и католический языки до сих пор используются и для составления новейших терминов, и для лекарственных рецептов. Поэтому нам привычнее обращаться к премудрости греко-римских мудрецов, чем к неоценимому знанию того же Китая или Индии. А так как все апофегмы и сентенции, которые старинные философы и политики, сотрудники и литераторы могли бы сказать, уже высказаны, запротоколированы, переведены на новые языки и сбережены в сборниках, зачем ненужный раз беспокоить духовные субстанции, ушедшие в сумрак? Все равно ничего нового они не скажут. А если и скажут, то на своем дорогом языке, который подавляющее большинство из нас не поймет.